Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
UMK_Agrarnaya_politika_Naukhatsky.doc
Скачиваний:
11
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
548.35 Кб
Скачать

Наухацкий в.В. Аграрная реформа 1990-х годов: основные направления аграрной политики и состояние сельского хозяйства. Российское село и сельское хозяйство в начале xxIвека

С начала 90-х гг. аграрная политика государства качественно изменила свою направленность. Официальными лозунгами аграрной реформы провозглашались превращение крестьян в собственников-предпринимателей, социальное возрождение села, улучшение продовольственного обеспечения страны. Необходимость рыночной трансформации аграрной экономики на рубеже 80–90-х гг. не вызывала сомнений. Она обосновывалась, прежде всего, критикой недостатков советской колхозно-совхозной системы. Намечались следующие направления аграрных преобразований: отмена монополии государства на землю и создание условий для развития в деревне различных, но преимущественно, частных форм хозяйствования при свободе выбора их крестьянами; развитие рыночных механизмов в распределении ресурсов и в отношениях между производителями и потребителями продовольствия и сырья; формирование адекватной рынку системы государственного регулирования сельского хозяйства; развитие города и деревни как равноправных общностей, повышение социального статуса крестьянства, становление сельского самоуправления. Кроме того, реформирование аграрного сектора предусматривало преобразования рыночной направленности в других сферах АПК.

К сожалению, реальная траектория аграрного реформирования существенно отклонилась от той, что была предусмотрена научным сообществом. Очевидно, что истоки аграрного кризиса сложны и многообразны. Не вызывают сомнений и многие конкретные причины сегодняшних аграрных проблем (диспаритет цен, недостаточное финансирование сельского хозяйства, демографическое состояние села и др.), однако сущность кризиса и его первопричины остаются предметом острой полемики ученых и политиков.

При всем разнообразии мнений и оценок можно выделить два концептуальных подхода в анализе причин неудач аграрной реформы. Одна часть ученых и политиков утверждает, что в аграрном кризисе повинна сама предпринятая аграрная и земельная реформа, что стратегический курс реформирования села был ошибочным и потому перспектив принятая модель, абсолютизирующая фермерство и частную собственность на землю, не имеет3.

Другая группа исследователей и политиков признает правильность стратегического курса аграрного реформирования. По их мнению, экономика аграрного сектора находится в переходном состоянии, когда дореформенные механизмы уже не действуют, а рыночные еще не созданы. В этой незавершенности реформы и состоит основная причина продолжающегося кризиса. Так, по мнению И.А. Буздалова, в аграрном секторе России происходит постепенная замена централизованной планово-распределительной системы рыночной системой, переход от административно «насажденной» обобществленной формы собственности к преимущественно частной, в том числе в коллективных формах (кооперативы, акционерные общества, товарищества и т.д.). Предстоит сформировать действительно рыночную многоукладную аграрную экономику с добровольным выбором каждым крестьянином формы хозяйства. Нынешняя экономическая реформа и ее специфическая составляющая – аграрная реформа с самого начала не учитывала объективных закономерностей переходного периода, прежде всего, эволюционного характера его прохождения. Если стратегический курс реформы на замену огосударствленных форм хозяйства различными формами экономически обособленных, самоуправляющихся хозяйств исходил из объективных предпосылок и практической необходимости, то тактика формирования такой структуры характеризовалась существенными элементами субъективизма, стихийности, отсутствием четкого, экономически просчитанного и социально обеспеченного государственного регулирования переходных процессов. Именно тактические просчеты и поспешность в осуществлении аграрной реформы обусловили негативные производственные результаты и социальные последствия пройденного этапа переходного периода4.

Проанализируем далее важнейшие изменения в аграрной сфере. В 90-е годы значительно снизилась обеспеченность сельскохозяйственных предприятий техническими средствами (табл. 1).

Таблица 1

Парк основных видов техники в сельскохозяйственных предприятиях России, тыс. шт.

Виды сельскохозяйственной

Техники

1985

1990

1995

1997

1999

2000

2001

Тракторы

1425,0

1365,6

1052,1

916,0

862,9

817,8

795,0

Зерноуборочные комбайны

510,0

407,8

291,8

249,9

210,1

198,7

196,0

Кормоуборочные комбайны

151,0

120,9

94,1

79,7

63,9

59,6

59,0

Картофелеуборочные комбайны

38,0

32,3

20,6

15,8

10,7

10,0

9,5

Свеклоуборочные комбайны

27,0

25,0

20,0

16,9

13,4

12,5

12,5

Таким образом, в 2001 г. по сравнению с 1985 г. парк тракторов сократился на 44,2%, зерноуборочных комбайнов – на 61,6%, кормоуборочных комбайнов – на 61%, картофелеуборочных комбайнов – на 75%, свеклоуборочных машин – на 53,7%. Пополнение машинотракторного парка составляет менее 1% в год, а списание техники – 6–10% ежегодно. При этом 50–70% машинотракторного парка (тракторов – 53%, зерноуборочных комбайнов – 60%) выработало срок службы и требует повышенных затрат на поддержание в работоспособном состоянии.

Обеспеченность сельхозтоваропроизводителей основными видами техники составляла в 2001 г.: тракторами – 53%, плугами – 37%, культиваторами – 60%, сеялками – 63%, зерноуборочными комбайнами – 54%, кормоуборочными – 67%, что на 2–5% ниже, чем в 2000 г. Нагрузка на технику в 2001 г. превышала нормативную более чем в два раза. Фактически сельскохозяйственные предприятия эксплуатируют технику на износ, добивая тот потенциал, который был создан раньше. По расчетам специалистов, оснащенность производства сельскохозяйственной техникой в расчете на 100 га посевной площади в России по сравнению с западноевропейскими странами ниже в 12–15 раз.

Глубокий кризис переживает тракторное и сельскохозяйственное машиностроение, большинство предприятий которого приватизировано и многие из них фактически прекратили выпуск сельскохозяйственной техники. В 2001 г. по сравнению с 1985 г. производство тракторов сократилось в 17,2 раза, зерноуборочных комбайнов – в 12,4 раза, кормоуборочных комбайнов – в 9,9 раза, льноуборочных комбайнов – в 27 раз, доильных установок – в 84,6 раза. Использование мощностей заводов сельскохозяйственного машиностроения в 2001 г. по сравнению с 1985 г. снизилось в 20–50 раз.

В 90-е гг. произошло резкое снижение покупательной способности сельских товаропроизводителей, вследствие чего сократилось приобретение техники. Так, приобретение тракторов в 2001 г. по сравнению с 1985 г. сократилось в 15 раз, грузовых автомобилей – в 64,9 раза, зерноуборочных комбайнов – в 9,3 раза, а картофелеуборочных комбайнов прекращено. В основе этого - прежде всего диспаритет цен. Так, если в 1991 г. трактор ДТ-75 стоил 5,5 тыс. рублей, то в начале 2003 г. 535 тыс. рублей, т.е. в 97,3 раза больше. Комбайн «Дон-1500» стоил 38 тыс. рублей, а в 2003 г. – 1998,2 тыс. рублей, т.е. в 52,6 раза больше. Индекс роста цен отражен на рисунке 15.

Рис. 1. Индекс роста цен на продукцию промышленности в целом, горюче-смазочные материалы и продукцию сельского хозяйства

Таким образом, многочисленные данные свидетельствуют о старении технологического базиса сельскохозяйственного роста в России. Многолетняя понижательная динамика относительных приростов основных средств в сельском хозяйстве, сформировавшаяся еще в советскую эпоху, перешла в стабильно отрицательную фазу. Темпы обновления основного капитала в сельском хозяйстве, по данным Госкомстата России, выглядят следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Динамика чистого прироста основных фондов в сельском хозяйстве

Как следует из этих данных, затухающая кривая положительных приростов основного капитала опускается в начале 90-х гг. ниже нулевой отметки. Это означает, что производители сельскохозяйственной продукции перешли к проеданию основного капитала, накопленного еще в советский период.

Состояние материально-технической базы вызывает обеспокоенность у аграриев и политиков. Неоднократно этот вопрос обсуждался в Государственной думе России. Так, в феврале 2002 г. в Думе были проведены парламентские слушания «О критическом состоянии машинно-тракторного парка и законодательном обеспечении технического перевооружения агропромышленного комплекса России».

В результате деиндустриализации сельскохозяйственного труда его производительность к началу XXI в. снизилась в два раза, во многих хозяйствах идет переход на примитивные технологии. От 50% до 60% сельскохозяйственной продукции в стране стало производиться в хозяйствах населения, использующих преимущественно ручной труд. В результате произошел резкий спад сельскохозяйственного производства. Производство основных видов сельскохозяйственной продукции отражено в таблице 2.

Таблица 2

Производство основных видов сельскохозяйственной продукции (в хозяйствах всех категорий)

Годы

Зерно (после доработки), млн. т.

Сахарная свекла, млн. т.

Мясо (в убойном весе), тыс. т.

Молоко, млн. т.

Яйца,

млрд. шт.

Шерсть,

тыс. т.

1991

89,1

24,3

9375

51,9

46,9

204

1992

106,9

25,5

8260

47,2

42,9

179

1993

99,1

25,5

7513

46,5

30,3

158

1994

81,3

13,9

6803

42,2

37,5

122

1995

63,4

19,1

5796

39,2

33,8

93

1996

69,3

16,2

5336

35,8

31,9

77

1997

88,6

13,9

4854

34,1

32,2

61

1998

47,9

10,8

4703

33,3

32,7

48

1999

54,7

15,2

4313

32,3

33,1

40

2000

65,5

14,1

4431

31,9

33,8

Вследствие спада сельскохозяйственного производства и ухудшения финансового положения отрасли, общего экономического кризиса в стране и неэффективности социальной политики государства резко обострились социальные проблемы села, значительно увеличилось отставание села от города по условиям жизнедеятельности. Социальная сфера на селе находится в кризисном состоянии. Массовым явлением стала на селе бедность. В 2000 г. почти половина сельского населения (48%) находилось за чертой бедности, у 15% сельчан доходы были ниже прожиточного минимума в два и более раза (в городе соответственно 37% и 8% населения). Основным фактором бедности на селе, по оценкам ученых, стало полное обесценение сельскохозяйственного труда. С 1994 г. сельское хозяйство занимает последнее место в экономике по уровню оплаты труда, и межотраслевой разрыв с каждым годом возрастает. В 2000 г. среднемесячная заработная плата в сельском хозяйстве составляла 891 руб. Это 1/3 от уровня зарплаты в промышленности и 40% от среднего уровня в целом по экономике.

В крайне тяжелой ситуации находится социальная инфраструктура села. Темпы сокращения капитальных вложений в социальную сферу села значительно опережают соответствующий показатель по экономике в целом. Социальные инвестиции в АПК за период реформ к 2003 г. сократились в 13–14 раз. Их объем в расчете на одного сельского жителя в 5 раз меньше, чем в среднем на жителя России, тогда как в 1990 г. эти показатели были достаточно близки (83%).

В результате снижения инвестиций и затрат на текущее содержание и эксплуатацию объектов социальной и инженерной инфраструктуры ее потенциал неуклонно сокращается. За 1990-е гг. сеть сельских школ сократилась на 5,5 тыс. (15%), детских садов – на 18 тыс. (44%), участковых больниц – на 1,5 тыс. (32%), клубов – на 14,5 тыс. (23%), сеть торговых предприятий потребительской кооперации уменьшилась вдвое; 30–50% оставшегося потенциала находится в изношенном состоянии. Не в лучшем положении находится сеть инженерных коммуникаций и сооружений.

Характеристика состояния социальной сферы села в начале XXI в. содержится в Федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2100 года», которая была принята Правительством России в декабре 2002 г. В программе признается, что социальная сфера села находится в кризисном состоянии, а отставание села от города по уровню и условиям жизни за последнее десятилетие возросло. Приведем некоторые цифры, содержащиеся в этой программе.

Основная часть сельского жилищного фонда не имеет элементарных коммунальных удобств. Водопровод имеется в 39% жилых домов, центральное отопление – в 37%, горячее водоснабжение – в 17%. За последнее десятилетие сеть участковых больниц сократилась на 1533 единицы (32%), фельдшерско-акушерских пунктов – на 1901 единицу (4%). Обеспеченность амбулаторно-поликлиническими учреждениями в расчете на 10 тыс. жителей на селе в 2,2 раза меньше, чем в городе. Обеспеченность сельского населения врачами в 4,4 раза меньше, чем в городе. Сеть дошкольных учреждений по сравнению с 1990 г. сократилась на 40%. Количество сельских общеобразовательных учреждений сократилось на 3 тыс. ученических мест при увеличении численности учащихся на 218 тыс. человек. Обострилась проблема доступности общего образования. Резко сократилась подготовка в сельских профессиональных училищах. Если в 1991 г. выпуск профессиональных кадров составил 228 тыс. человек, то в 2001 г. – только 102 тыс.

Из-за неразвитости рынка труда и экономического кризиса в сельском хозяйстве возникли серьезные проблемы с трудоустройством сельской молодежи. Во многих областях, краях и республиках России не более 8–10% выпускников сельскохозяйственных вузов, техникумов и профтехучилищ после окончания учебы могут устроиться на работу по специальности6.

За последнее десятилетие число клубов и домов культуры сократилось на 23%, киноустановок – на 7%, библиотек – на 6%. Розничная торговая сеть на селе сократилась по сравнению с 1990 г. на 66%. Практически прекратила функционировать сеть предприятий бытового обслуживания. К началу 2001 г. более 12,7 тыс. км. воздушных электрических линий и 3,9 тыс. трансформаторных подстанций отработали свой нормативный срок и их дальнейшая эксплуатация опасна для жизни потребителей. Более 30% линий электропередач муниципальной собственности находится в технически непригодном состоянии. Большинство систем водоснабжения не имеет необходимых сооружений и технологического оборудования для улучшения качества воды. 75% сельского населения пользуется водой, не соответствующей санитарным нормам и стандартам. В одной трети сельских поселений отсутствует телефонная связь. Более половины учреждений социальной сферы не телефонизировано.

Острейшей проблемой стала занятость сельского населения. Если в предреформенный период село почти повсеместно нуждалось в дополнительной рабочей силе, то в настоящее время сельская безработица превышает критический уровень, составляющий, по оценке ООН, 10%. В девяти регионах России уровень общей безработицы превышает 20%. При этом основная масса сельских безработных социально не защищена. Рынок труда на селе так и не сформировался. У работников в условиях монозанятости и отсутствия рынка жилья фактически нет выбора. Безработица на селе влечет за собой снижение мотивации труда, способствует развитию криминогенной обстановки, распространению алкоголизма и наркомании, ухудшает структуру питания.

Стремительно ухудшается демографическая ситуация на селе. Наблюдается деградация биологического и трудового потенциала деревни. Если в дореформенные годы происходил отток населения в города, то с 1992 г. идет вымирание деревни. В литературе демографическая ситуация последних лет характеризуется как демографическая катастрофа. В 90-е гг. в порядке естественной убыли село потеряло почти 2 млн. человек. Депопуляция охватила, по различным оценкам, от 73 до 77 регионов России, где проживает 93–95% сельских жителей. Основная депопуляционная зона – Центр Европейской части России. В 17 регионах смертность сельского населения превышает рождаемость в 2–3 раза, а в Рязанской, Смоленской, Псковской, Новгородской областях сельских жителей умирает в 4–5 раз больше, чем рождается.

В большей или меньшей степени социальная деградация села затронула все регионы России. Как отмечается в Концепции снижения сельской бедности, подготовленной ВНИИЭСХ, на рубеже веков российское село стало сферой тотальной бедности. По данным проводимых Росстатом обследований бюджетов домашних хозяйств, ее уровень по среднедушевым денежным доходам составлял 80%, а располагаемым ресурсам – 2/3, в крайней бедности находилось соответственно 50 и 30% сельчан. К 2005 г. распространение бедности на селе сократилось: по денежным доходам до 60% (против 32% в городе), а располагаемым ресурсам – 48% (12,8%). Крайняя бедность отступает опережающими темпами, тем не менее, она остается уделом 27% сельских жителей по денежным доходам и 15% - по располагаемым ресурсам. Бедность в сельских поселениях превышает критическую массу, составляющую по международным оценкам 10%, в 5-6 раз7.

Итак, ухудшение здоровья и высокий уровень смертности, особенно в трудоспособном возрасте, снижение рождаемости, высокая младенческая смертность, рост заболеваемости на фоне постарения и сокращения численности населения, падение образовательного, квалификационного уровня и качества жизни – таковы характеристики демографического кризиса в сельской местности. Причем специалисты прогнозируют дальнейшее ухудшение демографической обстановки в деревне8.

Разумеется, причины ухудшения социального положения в деревне многоплановы. Наряду с ухудшением финансового состояния предприятий крайне негативную роль сыграло то обстоятельство, что государство практически полностью устранилось от решения проблем социального благоустройства села.

Несмотря на определенные позитивные перемены в социальном развитии села в последние годы, на селе сохраняются многочисленные проблемы. Проблемы в сфере социально-демографической, обеспечения кадрами, развития социальной инфраструктуры в сельской местности столь масштабны, что под силу только государству и не могут быть решены без привлечения финансовых и иных ресурсов государства. Между тем глубоких сдвигов в этом отношении не происходит. Например, Федеральная целевая программа, принятая в 2003 г., «Социальное развитие села до 2010 года» основана на внебюджетных источниках, где доля федерального бюджета составляет всего 4 -5%. На реализацию этой программы за 3 года было направлено за счет всех источников финансирования более 40 млрд руб. Это существенно меньше предусмотренного, в результате чего многие позиции оказались невыполненными9.

Существенные изменения политического строя, государственного устройства и экономической системы не могли не затронуть земельных отношений, в первую очередь расширения прав землепользователей, стимулирования их предпринимательской активности, развития механизмов саморегулирования в сфере землепользования, изменения форм и методов государственного воздействия. Решению этих задач способствовала ликвидация государственной монополии на земельную собственность, разрешение гражданам и юридическим лицам совершать рыночные сделки с землей, введение платности землепользования, определение стоимости земли. Кроме того, предусматривались изменения, связанные с аграрной реформой, – разрешение единоличной формы ведения производства (фермерство), изменение организационно-хозяйственных форм колхозов и совхозов. Необходимо было и преодоление негативных тенденций в землепользовании (нерациональное распределение земельных ресурсов, ухудшение состояния земель).

Цель земельной реформы была определена в Законе «О земельной реформе» (1990 г.), которым предусматривалось перераспределение земли в интересах создания условий для равноправного развития различных форм хозяйствования, формирования многоукладной экономики, рационального использования и охраны земель на территории страны. В результате перераспределения площади личных подворий сельских жителей, садов, огородов и дач возросли, возникли фермерские хозяйства, произошло существенное изменение структуры землепользования граждан. Доминирующей группой по площади земель стали фермерские хозяйства. Однако лишь перераспределения земель было недостаточно, поэтому был поставлен вопрос о необходимости осуществить передачу земли в собственность крестьян.

В результате приватизации земель сформировался слой частных собственников земельных участков (более 25 млн. человек). Еще 11,9 млн. человек в процессе реорганизации колхозов и совхозов и приватизации их земель стали собственниками земельных долей. При этом около 115 млн. га сельскохозяйственных угодий (более половины их общей площади) перешли из государственной в частную собственность работников и пенсионеров сельскохозяйственных предприятий, а также работников учреждений социальной сферы, проживающих на их территории. К середине 90-х гг. наделение сельского населения земельными долями было практически завершено.

С середины 90-х гг. земельная реформа вступила в новый этап – формирование земельных отношений непосредственно рыночного типа (саморегулирование земельных отношений посредством земельного рынка, стимулирование землепользователей через земельный налог, формирование инфраструктуры земельного рынка).

Таким образом, к началу 2000 г. завершилось массовое наделение землей граждан и юридических лиц и сложились механизмы рыночного перераспределения земель, произошло формирование рыночных цен на землю, что потребовало формирования адекватной правовой базы в вопросах землепользования и совершенствования налогового механизма. Земельные отношения получили необходимое правовое обеспечение после принятия в 2000 – 2001 гг. Земельного кодекса и ряда федеральных земельных законов. С начала 2003 г. вступил в силу Закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», который закрепил результаты приватизации земель и создал условия для их цивилизованного рыночного оборота и контроля за ним со стороны государства. Действие Закона распространяется почти на 400 млн. га, т.е. на четвертую часть территории страны.

Вместе с тем, за годы земельной реформы система землеустройства в России подверглась существенному разрушению: значительно сократились объемы выполнения основных видов работ по повышению плодородия почв России, по коренному и поверхностному улучшению кормовых угодий, вводу мелиорированных земель, обводнению пастбищ, восстановлению и комплексной реконструкции орошаемых и осушенных земель, агрохимическому окультуриванию полей, проведению природоохранных и противоэрозийных мероприятий. По этим причинам сельскохозяйственные предприятия ежегодно несут огромные убытки. Кроме того, огромные затраченные ранее капиталовложения не окупаются продукцией с мелиорированных площадей, выбывших из оборота, со сведенных площадей плодово-ягодных насаждений, с заброшенных участков улучшенных кормовых угодий и др. Из-за просчетов в проведении землеустроительных работ возникли такие недостатки в землевладении и землепользовании, как дальноземелье, чересполосица, вклинивание, изломанность и неправильное расположение границ.

Изменение форм собственности не обеспечило модернизацию производства и повышение эффективности труда, поскольку последние зависят не только от форм собственности, но и от размеров и организации производства, системы государственного регулирования аграрных отношений, качества управления, квалификации кадров. При всей важности рыночного оборота земли он может оказать позитивное воздействие на развитие аграрной сферы лишь в том случае, если будут отрегулированы другие экономические и социальные условия производства на селе и в АПК в целом.

Не углубляясь в политизированную дискуссию о частной собственности на землю, отметим лишь следующее. По мнению английского историка и социолога Т. Шанина, принятие Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения приведет к необратимым изменениям в российской деревне, где в настоящее время идет процесс олигархизации, или поляризации сельского населения. Принятый в пользу крупного капитала Закон углубит негативную селекцию сельского населения, потому что агробизнесу потребуется относительно небольшая часть селян как деревенских работников10.

По нашему мнению, оценки известного крестьяноведа, учитывающие и мировой, и российский дореволюционный опыт, отражают наиболее вероятную перспективу развития российского села. Рынок земли в России (даже при условии эффективного государственного регулирования) неизбежно приведет к окончательному раскрестьяниванию деревни. Очевидно, не случайно, все социологические опросы сельского населения свидетельствуют о субъективной установке крестьянства на неприятие частной собственности на землю.

Аграрная сфера современной России характеризуется становлением многоукладной экономики, в которой в настоящее время функционируют государственные, коллективные, личные, частные и смешанные предприятия. Их правовые формы представлены колхозами, совхозами, различными товариществами, акционерными обществами, личными хозяйствами населения, подсобными хозяйствами промышленных предприятий, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами. В научной литературе с определенной долей условности выделяют такие социально-экономические уклады, как крестьянские (фермерские) хозяйства – качественно новый уклад; сельскохозяйственные предприятия, основу которых составляют реорганизованные колхозы и совхозы самых разнообразных правовых форм; хозяйства населения, предшественниками которых можно считать личные подсобные хозяйства колхозников и рабочих совхозов, а также садово-огородные участки горожан.

Фермерский уклад - это принципиально новая социально-экономическая форма хозяйствования. Хотя жизнь развеяла иллюзии начального этапа реформ относительно фермерства, этот уклад существует и развивается. На 1 января 2001 г. фермерский сектор составляли 261,7 тыс. хозяйств, в которых было занято около 1 млн. человек, а сельскохозяйственное производство осуществлялось на 15,3 млн. га собственных и арендованных земель, включая 14,3 млн. га сельскохозяйственных угодий (7,2% от сельхозугодий в хозяйствах всех категорий). Если в 1991 г. средний размер земельного участка фермера составлял 42,2 га, то в 2001 г. – 58,4 га.

Несмотря на то, что с конца 1991 г. по 2001г. фермерский сектор по числу хозяйств увеличился в 5,3 раза, а площадь земельных участков возросла в 7,3 раза, российские фермеры не стали основными производителями сельскохозяйственной продукции. Так, в 2000 г. фермеры произвели около 2,5% общего объема продукции сельского хозяйства при существенных различиях по видам продукции и регионам. К примеру, в Калининградской области фермеры произвели почти 30% валового объема сельскохозяйственной продукции, в Ростовской области – 13% общего объема зерна и 20% семян подсолнечника.

Однако, как справедливо отмечается в литературе, роль фермеров проявилась не только в производственной сфере. Возникнув внутри колхозно-совхозной системы, фермерский частно-семейный уклад в ходе своего развития задал новый стереотип хозяйственного поведения на селе, дал возможность значительному числу граждан реализовать свой предпринимательский потенциал. Фермер совмещает в себе функции хозяина, управляющего и предпринимателя; значение фермерского уклада заключается в более сильной мотивации к эффективному труду на земле11.

Отметим некоторые тенденции в развитии фермерских хозяйств. Прежде всего, фермерство, как и в годы реформы П.А. Столыпина, составляет незначительное меньшинство крестьянского населения. К тому же часть фермеров является таковыми лишь по названию, а еще одна часть – представители сельской интеллигенции, бывшей партийной и хозяйственной номенклатуры, горожане, а вовсе не вчерашние колхозники. Подавляющее большинство крестьян в фермеры не пошло и, очевидно, не пойдет. Фермерство не стало делом всей крестьянской семьи, а является, как правилом, формой трудовой занятости только главы семьи. Жены фермеров трудятся вне фермерского хозяйства и часто не в аграрных отраслях, дети учатся или работают на стороне. Участие и тех и других в работе на ферме носит эпизодический характер.

Фермерский тип производства найдет свое место в системе аграрного производства – разумеется, при всесторонней государственной поддержке. В современных же условиях экономической нестабильности индивидуальное хозяйство с большой долей вероятности обречено на разорение. Это вполне отчетливо понимают сельские жители.

Наряду с расслоением сельского населения на фермерство и нефермерство происходит дифференциация внутри фермерских хозяйств, идет естественный в условиях рынка процесс концентрации производства и капитала. На 1 января 2001 г. четвертая часть общего числа фермерских хозяйств имели до 5 га земли, более 30% - от 6 до 20 га, почти пятая часть хозяйств - 21 – 50 га. Только 7,1% фермерских хозяйств имеют в своем распоряжении от 101 до 200 га земли, а 5% хозяйств – свыше 200 га земли, причем доля последней группы хозяйств в общей площади земельных участков составляет почти половину (46,7%)12.

Наиболее устойчивой в условиях кризиса и жизненно необходимой для сельских жителей России формой является личное хозяйство. В 90-е гг. в условиях переходной экономики удельный вес данного сектора существенно возрос. В настоящее время доля хозяйств населения в стоимости валовой продукции сельского хозяйства во многих регионах стабильно превышает 50%. Хозяйства населения обладают наиболее высокой устойчивостью к воздействию внутренних и внешних факторов, что в значительной степени объясняется спецификой жизненного уклада крестьян, наличием минимально необходимых условий для его ведения (земля, труд семьи, дешевые средства производства). Личный сектор является простой натуральной низкотоварной потребительской сельскохозяйственной системой, мало зависящей от кругооборота ресурсов и взаимоотношений с другими формами хозяйствования.

Хозяйства граждан по существу в значительной части перестали быть подсобным хозяйством. Из подсобного они превратились в главный, нередко единственный, источник доходов и одновременно в сельскохозяйственное производство для выживания, поскольку его доходы позволяют лишь выживать. Такая метаморфоза личных подсобных хозяйств вполне объяснима и является конкретной формой адаптации деревенского социума к процессам социально-экономической модернизации постсоветского обществ Превращение многих подсобных хозяйств в хозяйства для выживания является естественным ответом сельских семей на безработицу, низкие доходы в реорганизованных колхозах и совхозах, а нередко и развал последних.

Хозяйства для выживания комбинируют в своей повседневной деятельности черты товарного, потребительского и традиционного хозяйства по видам деятельности, источникам поступления доходов, используют все доступные ресурсы. При этом характерной чертой является активное использование родственной и соседской взаимопомощи, которая имеет на селе многовековые традиции и развита в значительно большей степени, чем в городе. Социологические исследования в разных местностях России свидетельствуют о широком распространении такой неформальной взаимопомощи в сельской местности13.

Статистика свидетельствует, что к концу 1990-х гг. возможности личных подворий оказались практически исчерпанными. Во второй половине 90-х гг. производство продукции в хозяйствах населения не увеличивается. Стабилизировались и средние размеры этих хозяйств по площади на уровне 0,35–0,37 га. Тем не менее, для большинства крестьян личные хозяйства являются важным источником дохода, продуктов питания и занятости. Они, разумеется, сохранятся еще не одно десятилетие в качестве дополнительного источника дохода сельских семей, но превращение их в товарные хозяйства почти нереально. Надежды отдельных экономистов на преобразование крестьянских подворий в крестьянские (фермерские) хозяйства не подтверждаются на практике. Трансформация в товарные фермерские хозяйства возможна только для небольшой части личных подсобных хозяйств, поскольку это зависит от наличия материально-технической базы, финансовых ресурсов, кооперации и интеграции с крупнотоварными сельскохозяйственными предприятиями14.

Остановимся далее на вопросе о реорганизации колхозов и совхозов. В соответствии со стратегическими установками аграрной реформы предусматривалась ускоренная реорганизация колхозов и совхозов в новые организационные формы. В ходе реформирования большинство колхозов стремились сохранить свою организационно-правовую форму. К началу 1995 г. только половина колхозов изменили свой статус15. К концу 1999 г. из 27259 предприятий по производству сельскохозяйственной продукции колхозы составляли 3869, сельхозкооперативы – 8249, другие предприятия коллективной и коллективно-долевой форм собственности – 146616. Причем, как показывает практика, изменение статуса колхозов проходило под давлением сверху. По нашему мнению, это свидетельствует не только о поспешности в реорганизации колхозов и политизированности данного процесса, но и о привязанности колхозников к колхозам, о том, что колхозы вплоть до начала 90-х гг. сохранили некоторые кооперативные черты.

Попытка модернизации аграрного сектора в современной России обернулась возрождением не только таких вековой давности институтов, как мелкие потребительские семейные хозяйства и натуральный обмен, но и развитием отношений помещичьего типа в экономически крепких хозяйствах. Все это свидетельствует о социальной архаизации на селе17. Конечно, несправедливо сводить все результаты аграрной реформы 90-х гг. только к социальной архаизации, но и не замечать подобных явлений было бы неверным.

В 90-е гг. изменилась роль государства в развитии аграрной сферы. Государство не выполняет своей организаторской роли даже в налаживании рыночных отношений. Так, из года в год сокращаются объемы финансирования сельского хозяйства. В 1991 г. доля расходов на эту отрасль экономики в общих расходах федерального бюджета составляла 19%, в 1995 г. – 3,6%, в 2000 г. – 1,5%. Расходы на осуществление аграрной политики в России в расчете на душу населения в конце 90-х гг. составили 14 долларов, а в США – 271, в Канаде – 238, в странах ЕС – 480, в Турции – 124 доллара18. Надежды некоторых теоретиков рыночной реформы на то, что либерализация цен, отмена монополии государства на землю, легализация предпринимательства автоматически приведут к развитию рыночных отношений, не оправдались. Создание рыночной экономики, тем более в сфере АПК, требует целенаправленных долголетних усилий.

Итак, в результате аграрной реформы созданы новые формы хозяйствования, утвердилась многоукладная сельская экономика, произошли структурные изменения в формах собственности, землевладения и землепользования, ликвидирована государственная монополия на землю, сельские товаропроизводители избавились от государственно-партийной опеки и получили хозяйственную самостоятельность, формируется инфраструктура аграрного рынка, создаются принципиально новые производственные отношения, первоосновой которых является частная собственность на средства производства. Это составляет позитив реформы.

За период, прошедший после начала аграрной реформы, сельское хозяйство России и отдельных регионов оказалось отброшенным на многие годы назад и по объемам производства, и по производительности труда, и по экономической эффективности, и по важнейшим параметрам технической и технологической оснащенности. Официальные статистические данные не оставляют никаких сомнений на этот счет. Так, посевные площади в стране за 15 лет сократились в 1,5 раза; валовой сбор зерновых, сократившийся в первой половине 90-х годов почти вдвое, затем возрос, но по-прежнему существенно уступает периоду 80-х годов; урожайность зерновых культур осталась на прежнем уровне; поголовье скота сократилось в 2,5 раза во всех категориях хозяйств; производство мяса и птицы сократилось почти в 2 раза, а молока – в 1,5 раза; оснащенность сельскохозяйственной техникой снизилась в 2,5 – 8 раз19. В итоге до половины потребляемого продовольствия завозится из-за границы.

В ходе аграрной реформы 90-х годов были разрушены, прежде всего и более всего, именно наиболее передовые и современные фрагменты аграрной модели. Речь идет о мелиоративных системах, агропромышленной интеграции, химизации (в частности, сельхозавиации), крупноиндустриальных животноводческих комплексах и птицефабриках, системах семеноводства, селекции, племенного дела и в целом системе научного обеспечения Агропрома.

Национальный проект «Развитие АПК», реализация которого началась в 2006 г., сохраняет преемственность с основными принципами аграрного реформирования 90-х годов. Сохраняя все принципиальные основы аграрного реформирования 90-х годов, национальный проект содержит ряд мер, направленных на преодоление глубокого кризиса сельского хозяйства и закрепление тех элементов нового, рыночного механизма хозяйствования, который в своих основных чертах сложился к началу XXIвека.

Приоритетный национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» включает в себя три направления: «Ускоренное развитие животноводства», «Стимулирование развития малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе», «Обеспечение доступным жильем молодых специалистов (или их семей) на селе». За 2006-2007 годы производства мяса должно увеличиться на 7%, молока на 4,5% при стабилизации поголовья крупного рогатого скота, в том числе коров, на уровне не ниже уровня 2005 г. По второму направлению основным целевым показателем является увеличение объема реализации продукции, произведенной в личных подсобных и крестьянских (фермерских) хозяйствах на 5-7% за 2006-2007 гг. Реализация проекта предусматривает механизм субсидирования процентных ставок по инвестиционным кредитам, который обеспечит привлечение 40 млрд руб. средств коммерческих банков для закупки по лизингу 100 тыс. голов высокопродуктивного племенного скота и современного оборудования на 130 скотомест. По третьему направлению основными целевыми показателями являются ввод 1392,9 тыс. м2жилья для 31,64 тыс. молодых специалистов, которые придут работать на село. Причем предоставление жилья будет производиться по договору коммерческого найма, а не с передачей в собственность.

Национальный проект представляет собой продолжение либеральной аграрной реформы, сохранение всех ее принципиальных основ. Проект содержит рыночные механизмы и технологии реализации поставленных задач, а именно: оказание финансовой поддержки, прежде всего, малым формам хозяйствования, кредит, лизинг, коммерческий наем жилья, снижение административных барьеров для предпринимательской деятельности на селе и т.п.

Между тем именно в сельском хозяйстве рыночные принципы не продемонстрировали неоспоримых преимуществ. Как известно, рыночные принципы в сельском хозяйстве осваиваются уже свыше 15 лет (по советским меркам – три пятилетки), но по своей эффективности не продемонстрировали преимуществ перед плановыми методами и существенно уступают им по производственной и социальной эффективности. Следует подчеркнуть, что рынок и рыночные механизмы, при всей их важности, следует расценивать как один из институтов функционирования экономики. Во многих сферах жизни, в том числе и в сельском хозяйстве, они не всегда в состоянии регулировать отношения одновременно в интересах основной части населения и государства в целом.

На наш взгляд, национальный проект не носит комплексного характера и не затрагивает значительного числа факторов, влияющих на развитие АПК, содержит меры, неадекватные масштабам кризиса российского села. Проект отражает влияние либеральной идеологии не обеспечивает оптимальных пропорций между рыночными и государственными механизмами регулирования аграрной сферы. Государство по-прежнему слабо поддерживает сельское хозяйство. Стабилизировать и тем более существенно увеличить производство сельхозпродукции в стране возможно лишь при значительном увеличении объемов финансирования АПК. Национальный проект не предусматривают выделения достаточных объемов ресурсов. То, что выделяется по национальному проекту – это малая часть того, в чем нуждается сельское хозяйство и село. По разным подсчетам только из-за неэквивалентного обмена и диспаритета цен за время рыночных реформ российское село потеряло не менее 500 млрд рублей. Национальный проект не предусматривает прямых государственных инвестиций в АПК. По расчетам ученых ВИАПИ им. А.А. Никонова, минимально необходимые размеры протекционистского аграрного бюджета России составляют 300 млрд руб. в год. Предусмотренные в трехлетнем бюджете Российской Федерации средства примерно в 4 раза меньше этой минимальной потребности20. Закон «О развитии сельского хозяйства», принятый в декабре 2006 года, не содержит конкретных правовых норм аграрного протекционизма, его финансовых источников и нормативов бюджетных назначений для сельского хозяйства.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» Минсельхозом России была подготовлена государственная программа «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 – 2012 годы», утвержденная постановлением Правительства России в июле 2007 г. Она определяет цели и основные направления развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия. Программой предусмотрено закрепить на пять лет конкретные параметры финансовой поддержки отрасли, механизмы реализации, в том числе меры таможенно-тарифного и антимонопольного регулирования, налоговой политики.

Национальный проект направлен на оздоровление ситуации в АПК и социальной сфере села. Его принятие отражает ту стадию развития аграрного комплекса, когда в результате реформ сформировались важнейшие институциональные основы рыночной аграрной модели, что создает условия для стабилизации АПК и постепенного выхода из кризиса. С другой стороны, по своему характеру национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» - не более чем набор отдельных мероприятий по развитию животноводства, стимулированию малых форм хозяйствования, обеспечению доступным жильем молодых специалистов.

С начала XXI в. в сельском хозяйстве наблюдается экономический рост. Тем не менее, в животноводстве дореформенный объем производства восстановлен только наполовину. Потребление мяса и молока уменьшилось и находится существенно ниже научно обоснованных рациональных норм питания. Сохраняются неблагоприятные общие условия функционирования сельского хозяйства, прежде всего, остается неудовлетворительным уровень развития рыночной инфраструктуры, изношены производственные фонды, растут цены ресурсы и услуги, потребляемые отраслью. Нестабильность доходов, накопленная декапитализация, недостаточный приток частных инвестиций обусловили финансовую неустойчивость отрасли. Затруднен доступ сельхозтоваропроизводителей к рынкам финансовых и информационных ресурсов. Высок удельный вес убыточных предприятий. Рентабельность в сельском хозяйстве ниже, чем в целом по экономике. Социально-демографическая ситуация на селе не улучшается. Высока смертность населения, а продолжительность жизни ниже, чем в городе. Разрыв по уровню бедности между городом и деревней растет. Продолжается миграция сельского населения в города. Остается низкой обеспеченность села квалифицированными кадрами21. Итак, в настоящее время российское село переживает системный кризис, основными проявлениями которого являются: кризис сельского хозяйства, прежде всего низкая конкурентоспособность и высокие издержки аграрного производства, масштабное падение производства продукции и усиление зависимости страны от импортных поставок продовольствия; финансовый кризис (неплатежеспособность подавляющего числа сельских товаропроизводителей, кредиторская задолженность, отсутствие оборотных средств у большинства предприятий); разрушение производственной базы сельского хозяйства и деиндустриализация села; сельская бедность и обнищание, высокая безработица сельского населения, депопуляция отдельных сельских территорий; снижение качества сельской жизненной среды (физическое разрушение социальной и инженерной инфраструктуры); обесценивание сельскохозяйственного труда, ослабление мотивационных механизмов развития; потеря исторически освоенных агроландшафтов, снижение почвенного плодородия, генетического потенциала сельскохозяйственных культур и животных. Деревня вступила в XXI в. в состоянии экономической и социальной разрухи. Причем, социальная ситуация по ряду параметров подошла к критическим значениям, а падение производства представляет угрозу продовольственной безопасности страны. Разрушительные процессы в агропромышленном производстве и социальной сфере приобрели большую инерцию, и приостановить их будет очень сложно.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]