Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Глухов и др противопож служ

.docx
Скачиваний:
0
Добавлен:
24.01.2022
Размер:
43 Кб
Скачать

Некоторые предложения по приведению структуры

военной организации государства в соответствии с

возлагаемыми задачами

(или о военной службе в противопожарных формированиях)

Глухов Евгений Александрович, докторант Военного университета Минобороны России, кандидат юридических наук, доцент;

Шеншин Виктор Михайлович, доцент Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России, кандидат юридических наук, доцент;

Иванов Владимир Юрьевич, доцент Военного университета Минобороны России, кандидат юридических наук.

Аннотация: В представленной статье авторами подвергается сомнению сложившаяся практика придания статуса военнослужащих некоторым сотрудникам Федеральной противопожарной службы МЧС России. Авторы предлагают разграничивать военную и иные виды государственной службы на основе выполняемых задач и методов их выполнения. Характер служебной деятельности пожарных в системе МЧС России позволяет сделать вывод, что введение в их структуру военнослужащих неоправданно с точки зрения выполняемых ими функций.

Ключевые слова: МЧС России; военная служба; пожар, статус пожарного, регламентация государственной службы, виды службы.

Some proposals for bringing the structure of

the military organization of the state in accordance with the

assigned tasks

(or about military service in fire-fighting formations)

Glukhov Evgeny Al., Military University of the Ministry of Defense of Russia, PhD in law, Associate Professor;

Shenshin Viktor M., Associate Professor of the Saint Petersburg University of the Ministry of Emergency Situations of Russia, PhD in law;

Ivanov Vladimir, Associate Professor of the Military University of the Ministry of Defense of Russia, PhD in law.

Abstract: In the present article, the authors question the established practice of giving the status of military personnel to some employees of the Federal Fire Service of the EMERCOM. The authors propose to distinguish between military and other types of public service on the basis of the tasks performed and the methods of their implementation. The nature of the official activities of firefighters in the EMERCOM system allows us to conclude that the introduction of military personnel into their structure is unjustified in terms of the functions they perform.

Keywords: EMERCOM of Russia; military service; fire, status of a firefighter, regulation of public service, types of service.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 19.12.2018 № 728 «О некоторых вопросах Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» данное министерство (далее – МЧС России) осуществляет свою деятельность непосредственно и через входящие в его систему территориальные органы.

Уже из наименования ведомства следует, что одним из основных направлений его деятельности является предупреждение, противодействие и ликвидация последствий стихийных бедствий, к каковым относятся и некоторые виды пожаров. Законодательство определяет пожар как неконтролируемый процесс горения, причиняющий материальный ущерб, вред жизни и здоровью людей, интересам общества и государства1.

Безусловно, что люди, рискующие своим здоровьем и даже жизнью при тушении пожаров, занимаются нужным, благородным и почетным делом. Но должны ли они быть военнослужащими? На этот вопрос и постараемся ответить в настоящей статье.

По данным официального сайта МЧС России на сегодняшний день в Государственную противопожарную службу данного ведомства входят 220 тысяч человек2, включая военнослужащих, но их конкретное число на сайте министерства не раскрывается.

Напомним, что административная реформа в 2005 году разделила противопожарную службу на федеральную (в ведении МЧС России) и региональную (в ведении субъектов РФ). Согласно Положению о Федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы3 в ее состав входят следующие органы управления, подразделения и организации:

- структурные подразделения центрального аппарата МЧС России;

- структурные подразделения территориальных органов;

- органы государственного пожарного надзора;

- научные и образовательные организации;

- подразделения обеспечения деятельности;

- объектовые подразделения федеральной противопожарной службы;

- пожарно-спасательные подразделения федеральной противопожарной службы, созданные в целях организации профилактики и тушения пожаров, проведения аварийно-спасательных работ в закрытых административно-территориальных образованиях, особо важных и режимных организациях (специальные и воинские подразделения (курсив - выделено авторами) федеральной противопожарной службы);

- пожарно-спасательные подразделения, созданные в целях организации профилактики и тушения пожаров, проведения аварийно-спасательных работ в населенных пунктах (территориальные подразделения);

- пожарно-спасательные подразделения, созданные в целях охраны имущества организаций от пожаров и проведения аварийно-спасательных работ на договорной основе (договорные подразделения).

Теперь рассмотрим нормативную составляющую вопроса о статусе лиц, выполняющих задачи по противопожарной защите. Главное противоречие нами выявлено относительно несоответствия целей деятельности государственного органа статусу его сотрудников. Поясним подробнее.

Указом Президента России от 9 ноября 2001 г. № 1309 «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности» Государственная противопожарная служба была передана из ведения МВД России в ведение МЧС России. В структуру МЧС России были включены все центральные и территориальные органы, подразделения, учреждения и организации, имеющиеся по состоянию на 1 октября 2001 года.

Следующим шагом юридического оформления трансформации противопожарной службы стало принятие Федерального закона от 25 июля 2002 года № 116-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области пожарной безопасности», которым были внесены изменения в другой Федеральный закон. Речь идет о дополнении п. 1 ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»4 и включении Государственной противопожарной службы МЧС России в перечень тех государственных органов, в которых законом установлено прохождение военной службы.

При этом указанное дополнение технически было внесено таким образом, что воинские подразделения Государственной противопожарной службы, перешедшие в подчинение МЧС России, оказались не охваченными широко используемым в законодательстве Российской Федерации и устоявшимся понятием «другие войска, воинские формирования и органы».

Каких-либо изменений в Федеральный закон «Об обороне»5 относительно участвующих в обороне страны субъектов внесено не было. Учитывая изложенное, после вступления в силу упомянутого Федерального закона от 25 июля 2002 года № 116-ФЗ возникло противоречие: Перечень организаций, участвующих в обеспечении военной безопасности государства, оказался отличным от Перечня организаций, в которых предусмотрена военная служба. Например, в настоящее время в Федеральной противопожарной службе МЧС России возможно прохождение военной службы, но указанные воинские формирования не участвуют в обеспечении обороны страны.

Следует отметить, что кроме подразделений Федеральной противопожарной службы МЧС России функции обеспечения пожарной безопасности на военных объектах могут быть также возложены на ведомственную пожарную охрану иных министерств и ведомств (например, в Вооруженных Силах ведомственная пожарная охрана функционирует на основании приказа Министра обороны РФ от 22.02.2019 № 88; в Росгвардии ведомственная пожарная охрана функционирует на основании приказа Росгвардии от 19.02.2019 № 49).

Кроме того, в каждой воинской части в состав суточного наряда включается пожарный наряд от нештатной пожарной команды, который в своей деятельности руководствуется статьями 314-315 Устава внутренней службы ВС РФ6. И по данным Минобороны России только в одной общевойсковой армии в пожарные команды входят более тысячи военнослужащих7.

На официальном сайте Минобороны России в разделе «Служба по контракту» приведены требования для кандидатов для замещения воинской должности «пожарный» и круг его обязанностей8. Эти военнослужащие также привлекаются для тушения пожаров не на военных объектах, оказывая помощь сотрудникам Государственной противопожарной службы МЧС России9. Вместе с тем, военнослужащие-пожарные Вооруженных Сил РФ (Росгвардии, ФСБ) выполняют и специфические военные задачи: занимаются на занятиях по боевой подготовке, участвуют в проводимых учениях и проверках боевой готовности, выполняют стрельбы из закрепленного за ними боевого оружия и т.п.

При тушении пожаров с участием других видов пожарной охраны функции по координации деятельности всех видовых пожарных подразделений возлагаются на федеральную противопожарную службу МЧС России.

Один из авторов уже высказывал свое мнение относительно того, что в настоящее время существует опасность перенасытить повседневную жизнедеятельность воинских подразделений занятиями, напрямую не связанными с боевой подготовкой10. Здесь же наоборот, у военных пожарных МЧС России занятий по боевой подготовке, как то понимается в армии, практически не проводится. Да и зачем? Ведь их воинские подразделения не участвуют и не должны участвовать в мероприятиях обороны страны, не должны готовиться к этому.

Согласно ст. 5 Федерального закона «О пожарной безопасности» специальные и воинские подразделения федеральной противопожарной службы (пожарно-спасательные подразделения) создаются в целях организации профилактики и тушения пожаров, проведения аварийно-спасательных работ в закрытых административно-территориальных образованиях (далее - ЗАТО), особо важных и режимных организациях.

В границах ЗАТО расположены промышленные предприятия и военные объекты, для которых установлены особые режимы безопасного функционирования и охраны государственной тайны, особые условия допуска проживающих в границах ЗАТО граждан и льготы для них. ЗАТО имеет свои органы местного самоуправления, но вместе с тем находится в ведении федерального органа государственной власти, в интересах которого функционирует предприятие или военный объект, дислоцируемый в ЗАТО11.

Законодательство определяет режимные объекты как объекты, на которых ведутся работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну, и для функционирования которых установлены специальные меры безопасности12.

Дефиницию «особо важные организации» законодательные акты РФ не раскрывают.

Следует отметить, что на указанных территориях, как правило, дислоцируются воинские формирования Вооруженных Сил РФ (Росгвардии, ФСБ), имеющие свои штатные либо нештатные пожарные команды. Наряду с ними там же могут быть и территориальные подразделения противопожарной службы МЧС России.

В указанных местностях действия всех противопожарных сил направлены на решение следующих задач:

– тушения пожаров на критически важных объектах экономики страны и объектах управления;

– проведения аварийно-спасательных и других неотложных работ на объектах, не прекращающих свою работу в военное время и имеющих большое значение для экономики страны;

– локализации сплошных пожаров в жилой застройке;

– противопожарного обеспечения маршрутов ввода воинских и спасательных формирований к объектам ведения работ13.

Как и военнослужащие иных военных ведомств, личный состав воинских подразделений федеральной противопожарной службы МЧС России привлекается к несению караульной службы. Однако караульная служба для указанной категории лиц заключается не в охране военных объектов от посягательств третьих лиц, а в постоянной готовности к действиям по тушению пожаров и проведению аварийно-спасательных работ. Боевыми действиями для них является тушение пожаров, они заключаются в спасении людей, имущества и ликвидацию пожара (ликвидация горения). Несение караульной службы дежурным караулом подразделения осуществляется непрерывно в течение рабочего дня (суток) – боевого дежурства.

Приказом МЧС России от 16 октября 2017 г. № 444 утвержден Боевой устав подразделений пожарной охраны, определяющий порядок организации тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ. Мероприятия по тушению пожара для военных пожарных МЧС России указанным Боевым уставом отнесены к боевым действиям.

По мнению специалистов, высокая степень опасности от хранимого на объектах оружия массового поражения, радиоактивных и других представляющих повышенную опасность техногенного характера материалов в момент проведения пожарно-спасательных работ, а зачастую выполнение задач по предназначению в самой «серой зоне», исключает возможность применение в полном объеме сил и средств пожарно-спасательных подразделений МЧС России14.

Теперь перейдем к рассмотрению вопроса статуса лиц, занимающих должности в федеральной противопожарной службе МЧС России.

Федеральным законом «О пожарной безопасности» (ст.7) определен порядок комплектования личного состава федеральной противопожарной службы. К ним относятся:

1) лица рядового и начальствующего состава (сотрудники, имеющие специальные звания внутренней службы);

2) военнослужащие;

3) лица, не имеющие специальных или воинских званий.

На военнослужащих федеральной противопожарной службы МЧС России распространяются положения, регламентирующие прохождение службы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Например, в преамбуле Устава внутренней службы ВС РФ сказано, что его действие распространяется в т.ч. на военнослужащих федеральной противопожарной службы МЧС России.

В целом, военнослужащие воинских формирований федеральной противопожарной службы МЧС пользуются правами и социальными гарантиями в том же объеме, что и военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации. В качестве особенности их правового статуса можно отметить сокращенный срок обеспечения жильем семьи погибшего при исполнении служебных обязанностей военнослужащего, признанного нуждающимся в улучшении жилищных условий (не позднее чем через 6 месяцев со дня его гибели).

Таким образом, действующее российское законодательство позволяет наделять статусом военнослужащих лиц тех федеральных органов власти, которые не задействованы в обеспечении обороны государства и, соответственно, не выполняют главной функции военнослужащего – подготовки к защите Отечества от внешних военных угроз.

Меж тем, одним из признаков военных организаций Военная доктрина Российской Федерации15 называет военные методы деятельности, присущие военным организациям и не присущие воинским подразделениям МЧС.

Ниже рассмотрим целесообразность такого положения дел.

Согласно ст. 6 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации»16 военная служба – это вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента России, в Вооруженных Силах, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства.

Военная служба обеспечивает независимость, государственный суверенитет и целостность государства специфическими военными методами. Посредством прохождения военной службы реализуются функции отдельных государственных органов, возложенные на них государством в целях обороны и безопасности, т.е. военная служба, исполняется в специфической сфере жизни общества – обороне и военной безопасности государства. Таким образом, военная служба является деятельностью по исполнению воинского долга в целях обороны и безопасности государства, главным образом от военных угроз, а также решения стоящих перед государством иных специфических задач.

Выделение понятия «иные специфические задачи» не говорит о том, что их выполнение не связано с военной безопасностью и обороной, а указывает на то, что деятельность отдельных органов, в которых законом предусмотрена военная служба, не связана непосредственно с осуществлением функций государства в области обороны и безопасности, но в то же время имеет к ней прямое функциональное отношение (например, деятельность органов военного следствия и военной прокуратуры)17.

И военная, и иные виды государственной службы могут подразумевать использование «силовых» методов государственного принуждения, использование форменной одежды, знаков различия, служебную субординацию, но отличаются они своим сущностным содержанием. Деление «силовых» видов государственной службы на военную и, например, правоохранительную можно провести в зависимости от того, внешняя (от внешней опасности) или внутренняя (от внутренних угроз) безопасность граждан должна быть обеспечена в ходе осуществления профессиональной служебной деятельности18.

Исходя из целей деятельности государственного органа, направленности его функционирования и должно определяться, какой вид государственной службы проходят его сотрудники19.

Как не единожды отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства20. Основным критерием отнесения тех или иных государственных структур к компонентам военной организации государства является предназначение этих структур для участия в обеспечении обороны страны и военной безопасности государства именно военными методами. Военные же методы, в конечном счете, формируют специфическое содержание деятельности войск, воинских формирований и органов, которое, в свою очередь, находит отражение в конкретных формах этой деятельности: стратегические, контртеррористические21 и другие операции, боевые действия и т.д.

Именно это определяет закрепление военной службы и наличие штатных воинских должностей в вышеперечисленных воинских формированиях и органах. Ведь основное предназначение военнослужащего заключается как раз в обеспечении военной безопасности Отечества.

В других государственных структурах, в которых для решения поставленных задач необходима особая внутренняя дисциплина и возможность использования оружия, но которые не имеют непосредственного отношения к обеспечению военной безопасности военными методами, предусматривается прохождение не военной, а правоохранительной или иной государственной службы (органы внутренних дел, учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, таможенные органы т.п.).

В объектовых и территориальных подразделениях Федеральной противопожарной службе МЧС России функции пожарных выполняют сотрудники, имеющие специальные звания, либо гражданский персонал. Однако на отдельных территориях (ЗАТО, режимные и особо режимные объекты) – те же функции уже выполняют военнослужащие. Полагаем такой подход не соответствующим логике построения структуры органа исполнительной власти. Искусственное разделение лиц, выполняющих одну и ту же функцию по тушению пожара на военнослужащих и сотрудников иного вида государственной службы только лишь по критерию местности, где они исполняют свои обязанности, вряд ли может быть оправдано. Военная служба не должна вводиться в тех государственных органах, которые не нацелены на выполнение военных функций. Сложившееся же положение, по-видимому, было обусловлено желанием предоставить пожарным МЧС, выполняющим задачи в ЗАТО, дополнительных социальных гарантий и льгот, присущих военнослужащим.

Приведение структуры, состава и численности компонентов военной организации в соответствие с задачами мирного и военного времени продекларировано в качестве основной задачи развития военной организации государства (п. 35 Военной доктрины РФ).

В качестве вывода укажем на необходимость исключения воинских формирований (и входящих в них военнослужащих) из структуры федеральной противопожарной службы МЧС России, что позволит систематизировать расходы государства и устранит дисбаланс между наличием у них статуса военнослужащего и невоенными функциями.

Список литературы:

  1. Глухов Е.А. Излишние элементы профессиональной подготовки военнослужащих как бюрократизация военного управления [Текст] / Е.А.Глухов, С.А.Строков // Право в Вооруженных Силах. –2014. –№ 11. –С. 119-125.

  2. Калайдов А.Н. Направления совершенствования гражданской обороны в Российской Федерации [Текст] / А.Н.Калайдов, А.В.Круглов, А.А.Окулов// Пожары и чрезвычайные ситуации: предотвращение, ликвидация. – 2015. – № 4. – С. 37–42.

  3. Попович А.А. Факторы, влияющие на эффективность управления действиями и оперативность принятия решений при выполнении оперативно-тактических задач пожарно-спасательными подразделениями в условиях военного конфликта [Текст] / А.А.Попович, Д.В.Реутов // Вестник академии гражданской защиты. – 2020. –№ 1. С. –146-152.

  4. Зорин А.С., Кудашкин А.В., Лобов Я.В., Тюрин А.И., Фатеев К.В., Шанхаев С.В. Комментарий к Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе» [Текст] / М.: «За права военнослужащих». –2009. –592 с.

  5. Нечаева Т.В., Кирилин А.В. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (постатейный). [Текст] / М. – 2012.

  6. Глухов Е.А. Смешение военной и правоохранительной деятельности в некоторых воинских формированиях [Текст] / Е.А.Глухов // Военно-юридический журнал. –2016. –№ 2. – С. 19-23.

  7. Строков С.А., Шеншин В.М. Особенности правового регулирования по обеспечению правового режима контртеррористической операции [Текст] / С.А.Строков, В.М.Шеншин// Право в Вооруженных силах. –2018. – № 1. – С. 109-117.

References:

1. Glukhov E.A. Excessive elements of professional training of military personnel as a bureaucratization of military management [Text] / E.A. Glukhov, S.A. Strokov // Law in the Armed Forces. -2014. - No. 11. - pp. 119-125.

2. Kalaidov A.N. Directions for improving civil defense in the Russian Federation [Text] / A.N. Kalaidov, A.V. Kruglov, A.A. Okulov// Fires and emergency situations: prevention, liquidation. - 2015. - No. 4. - pp. 37-42.

3. Popovich A. A. Factors influencing the effectiveness of action management and efficiency of decision-making when performing operational and tactical tasks by fire and rescue units in the conditions of military conflict [Text] / A.A.Popovich, D.V. Reutov // Bulletin of the Academy of Civil Protection. – 2020. – No. 1. Р. –146-152.

4. Zorin A. S., Kudashkin V. A., Lobov A. V., Tyurin, A. I., K. V. Fateev, S. V. Shanghai commentary to the Federal law "On military duty and military service" [Text] / M. -2009. -592 p.

5. Nechaeva T.V., Kirilin A.V. Commentary to the Federal Law of July 27, 2004 No. 79-FZ "On the State Civil Service of the Russian Federation" (article by article). [Text] / M. – 2012.

6. Glukhov E.A. Mixing of military and law enforcement activities in some military formations [Text] / E.A. Glukhov / / Military-legal Journal. -2016. - No. 2. - pp. 19-23.

7. Strokov S.A., Shenshin V.M. Features of legal regulation to ensure the legal regime of the counter-terrorist operation [Text] / S A. Strokov, V.M. Shenshin// Law in the Armed Forces. -2018. - No. 1. - pp. 109-117.

1 Федеральный закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ (ред. от 22.12.2020) "О пожарной безопасности" // СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649.

2 Официальный сайт МЧС России https://www.mchs.gov.ru/ministerstvo/uchrezhdeniya-mchs-rossii/spasatelnye-podrazdeleniya/pozharnaya-ohrana (дата обращения - 22.03.2021).

3 Постановление Правительства РФ от 20.06.2005 № 385 (ред. от 25.04.2019) «Положение о Федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы» // СЗ РФ. 2005. № 26. Ст. 2649.

4 Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 22.12.2020) «О воинской обязанности и военной службе» // СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

5 Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ (ред. от 08.12.2020) "Об обороне" // СЗ РФ. 1996. № 23. Ст. 2750.

6 Утвержден Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495 (ред. от 01.02.2021) "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. № 47 (1 ч.). Ст. 5749.

7 Официальный сайт Минобороны России https://ens.mil.ru/education/more.htm?id=12137433@egNews (дата обращения – 22.03.2021).

8 Информация Минобороны России https://recrut.mil.ru/career/soldiering/positions/info.htm?id=563@BasePost (дата обращения – 22.03.2021).

9 См, например, сообщение на официальном сайте Минобороны России https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12262052@egNews (дата обращения – 22.03.2021).

10 Глухов Е.А., Строков С.А. Излишние элементы профессиональной подготовки военнослужащих как бюрократизация военного управления // Право в Вооруженных Силах. –2014. –№ 11. –С. 119-125.

11 Постановление Правительства РФ от 05.07.2001 № 508 (ред. от 16.02.2021) "Об утверждении перечня закрытых административно-территориальных образований и расположенных на их территориях населенных пунктов" // СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 3019.

12 Указ Президента РФ от 24.01.1998 № 61 "О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне" // СЗ РФ. 1998. № 5. Ст. 561.

13 Калайдов А.Н., Круглов А.В., Окулов А.А. Направления совершенствования гражданской обороны в Российской Федерации // Пожары и чрезвычайные ситуации: предотвращение, ликвидация. – 2015. – № 4. – С. 37–42.

14 Попович А.А., Реутов Д.В. Факторы, влияющие на эффективность управления действиями и оперативность принятия решений при выполнении оперативно-тактических задач пожарно-спасательными подразделениями в условиях военного конфликта // Вестник академии гражданской защиты. – 2020. –№ 1. С. –146-152.

15 Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976 // Рос. газ. 2014. 30 дек.

16 Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.

17 Зорин А.С., Кудашкин А.В., Лобов Я.В., Тюрин А.И., Фатеев К.В., Шанхаев С.В. Комментарий к Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе». М.: «За права военнослужащих». –2009.

18 Нечаева Т.В., Кирилин А.В. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (постатейный). – М. – 2012.

19 Глухов Е.А. Смешение военной и правоохранительной деятельности в некоторых воинских формированиях // Военно-юридический журнал. –2016. –№ 2. – С. 19-23.

20 Постановление Конституционного Суда РФ от 26.12.2002 № 17-П // Рос. газ. 2003. 09 янв.

21 Строков С.А., Шеншин В.М. Особенности правового регулирования по обеспечению правового режима контртеррористической операции // Право в Вооруженных силах. –2018. – № 1. – С. 109-117.