Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
0
Добавлен:
30.05.2020
Размер:
2.83 Mб
Скачать

XVII-XVIII столетий, а его диалектика - в немецкой классической философии

Шеллинга и Гегеля.

Протестантская Реформация вызвала отклики в католицизме. Начиная с 40-х

годов XVI в. католики ведут борьбу за возвращение потерянных позиций; в

Западной Европе начинается период контрреформации. Участники движения остро

ставят вопрос об укреплении единства в самой организации католической

церкви, об усилении внутренней дисциплины и папской централизации, но

главной была открытая борьба католицизма против протестантов. Передовым

боевым отрядом католиков стал новый орден - "Общество Иисусово"

(иезуиты),-основанный испанцем Игнатием из Лойолы в 1534 г. и утвержденный

папой в 1540 г. Иезуиты составили ядро инквизиции, реорганизованной для

борьбы с Реформацией. Инквизиция возникла как проявление и следствие кризиса

церковной власти и идеологии: необходимо было церковную идеологию привести в

соответствие с новой общественной ситуацией и новыми идейными течениями

эпохи. Тридентский собор (1545-1563) \ Целью Тридентского собора была

реформа церкви, в которой должны были участвовать и протестанты. Однако его

деятельности была придана однозначная антиреформационная ориентация,

воинствующий характер которой подчеркнул еще в 1564 г. Список запрещенных

книг. Этим замыкается эра интеллектуальных свобод. От всех представителей

культуры, философии, искусства требуется строго придерживаться римской

ортодоксии. \, однако, уклонился от решения философских проблем и споров

между школами, не желая нарушить внутреннее единство церкви. В этот период

происходит новое оживление схоластической философии в форме томизма. Сначала

это было в Италии, затем в Испании, первоначально главную роль играли

доминиканцы, затем иезуиты. В XV и XVI вв. Фому Аквинского комментировал

кардинал Кайетан (1469-1534), затем испанский доминиканец Франциск де

Витториа (1480- 1546).

Наибольшее значение для попыток реставрации средневековой схоластики в

эпоху Ренессанса имело учение испанского иезуита Франциска Суареса

(1548-1617). Этот теолог и философ читал лекции в испанских и португальских

университетах, а также в Риме по приглашению папы. Его главным произведением

является "Метафизическая диспутация" (1597). Он пытался переработать

метафизику Аристотеля и философско-теологическое- учение Аквината в

соответствии с потребностями времени. Суарес жил в эпоху оппозиции

средневековой схоластике, но сам он был в сущности консервативным философом,

схоластическим мыслителем томистского толка. Как и все схоласты, он считал

важнейшим противопоставление конечного и бесконечного, сотворенного и

несотворенного. Главной задачей философии, полагал Суарес, является

доказательство того, что истинное бытие есть вечное божественное, а

разумность конечного бытия заключается в том, что оно имеет своим источником

бытие вечное, и что поэтому должна существовать первопричина и цель всего -

бог.

Новые социальные и идейные условия принуждают его, однако, отклониться

от классической томист-ской схоластики. Из 24 тезисов, которые Ватиканская

конгрегация признала в 1914 г. как твердые, вечные, неудалимые из томизма,

Суарес в свое время признавал лишь пять (они относились к психологии). В

онтологических вопросах он обращал внимание на конкретное,

дифференцированное индивидуальное бытие, понимаемое как объект божественного

разума. Акт и потенция, в его понимании, не две отдельные реальности, но два

аспекта единой конкретной вещи. Материя и форма равноценны, материя является

актуальным бытием. Индивидуализация вещей реализуется как сущность и

существование, что присуще всему сотворенному миру. Сущность (энтиту) вещи,

определяющую ее индивидуальное, конкретное существование, нельзя перевести

ни в форму, ни в материю, и в то же время она первична по отношению к ним.

Конкретное бытие вещи является предметом человеческого познания. В вопросе

об универсалиях - традиционном средневековом споре-Суарес придерживается

взгляда, согласно которому общее формируется как следствие обобщения в

процессе познания единичных вещей.

Попытка Суареса обновить и приспособить схоластику к современности не

преодолела пропасть между нею и прогрессивным движением европейского

философского и научного мышления. Влияние Суареса не было значительным; из

более поздних философов к нему ближе всех Декарт и Лейбниц, но скорее лишь в

терминологическом отношении. Его философия становится официальной доктриной

ордена иезуитов. В XVII и XVIII вв. схоластический аристотелизм сохранил

свои позиции лишь в нескольких европейских университетах и иезуитских

колледжах, однако в сущности он стоял уже вне главных направлений

философского развития. На основе энциклики Льва XIII от 1879 г. иезуиты

возвратились от суаресизма к томизму.

В завершение главы следует сказать, что Реформация сама непосредственно

не прокладывала путь к свободному научному исследованию и развитию

европейской философии. Лютер, например, требовал свободы лишь в исследовании

Писания, другим же областям он не придавал большого значения. Теорию

Коперника он определил как сверххитрую уловку сумасшедшего, который хотел бы

перевернуть вверх дном все астрономическое искусство \ В некоторых

оценках можно встретить даже осуждение Реформации как шага назад, как

нарушения всеобщего процесса раскрепощения европейского мышления (Ницше).

\.

Несмотря на это, реформаторское движение способствовало ликвидации

монополии католической церкви и тем самым открывало путь к дальнейшему

развитию общества. В реформаторской идеологии появляются зародыши новой

этики, позже овладевшие всей этикой Нового времени, которая вытекает из

требований автономности и свободы человеческой личности. Значение

реформаторской идеологии состоит не в том, что она обогатила философию

познанием общественных процессов, а в том, что она оправдывала существование

наднациональных церквей, что являлось формой выражения политических сил,

ориентированных в конечном счете против феодализма.

ГУМАНИСТЫ ЗААЛЬПИЙСКИХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН

На переломе XV и XVI столетий гуманистическое мышление Ренессанса не

ограничивалось лишь итальянской почвой, но захватило и заальпийские страны -

от Англии и Нидерландов до Германии и Швейцарии, от стран Пиренейского

полуострова до Польши и Венгрии. Итальянский и Северный (заальпийский)

Ренессанс, хотя они имеют общие черты и содержание, отличает ряд признаков.

Итальянский тип более монолитный, главным его предметом была философия

природы, исходной позицией - платонизм, возрожденный гуманистами. Большую

роль в гуманизме заальпийских стран играли логика, методология, философия

государства и права (хотя итальянцы также имели своего методолога - Баллу -

и философа государства-Макиавелли). Итальянский гуманизм имел скорее

литературный, метафизический характер, "северный" тип гуманизма отличался

более строгими позициями.

На возникновение и развитие "заальпийского" гуманизма оказывал влияние

не только итальянский гуманизм, но прежде всего исторические условия кризиса

феодализма и образования первых зародышей капитализма в отдельных

европейских странах. Знаменательным является резкое столкновение гуманистов

с господствующей идеологией и философией католицизма. В некоторых случаях

гуманисты вступают в полемику и конфликты с реформаторским движением и его

идеологами. Отклонение от Реформации было обусловлено также тем, что процесс

Реформации выливался иногда в новую исключительность, нетолерантность

(детерминированные религиозной борьбой), и это все, вместе взятое, вызывало

к жизни представления о свободе человека, свободе совести и веры, о критике

и терпимости.

К главным представителям "заальпийского" гуманизма принадлежит

Дезидерий Эразм Роттердамский (1469-1536), голландский мыслитель,

вдохновенный писатель и ученый, филолог, философ и богослов. Он был

внебрачным сыном духовника, учился в школе в Девентере (как и Н. Кузанский),

после был рукоположен в священники. Получив епископальную стипендию, он

учился в Сорбонне, где познакомило с философией и теологией позднего

средневековья. Тогдашние споры томистов и скотистов его отпугивали своей

бесплодностью. Позже он высмеял их псевдонаучность в "Похвале Глупости".

Наиболее плодотворными для его творчества были контакты и дискуссии с

выдающимися гуманистами того времени, в частности с английскими; он

поддерживал дружеские отношения с Томасом Мором, которому позже приписал

авторство "Похвалы Глупости". Он много путешествовал, изучал древние

рукописи. Познакомился с античными источниками, в частности греческими,

переводил их на латынь.

Ряд его трактатов имеет сатирическую, направленность. "Сборник

поговорочных оборотов" (Париж, 1500) прославил его во всем образованном

мире. Однако наибольшую известность принесла ему "Похвала Глупости", в

которой он обобщил весь свой жизненный опыт, выразил отвращение к

средневековью, к фальшивой морали католической иерархии.

Эразм требовал возврата к подлинной, истинной христианской морали.

Христианство должно избавиться от догматизма, от схоластической

псевдонаучности, оно должно стать этикой, руководствующейся истинным учением

Христа. Аскетизм, отказ от земной жизни и ее даров, является аморальным,

смысл жизни состоит в использовании жизненных благ. В этом христианство

должно учиться у классической древности. Философия должна сойти "с неба на

землю", заниматься основными вопросами естественной жизни человека.

Критика паразитической жизни духовенства и церковных бесчинств сближала

Эразма с Реформацией, однако сам он не перешел на сторону лютеранства \ В

полемике против Лютера он написал трактат "О свободном выборе" (1524), Лютер

ответил на него трактатом "О рабской воле". \. Он опасался

социально-политических последствий Реформации, поэтому начал искать

компромиссов и примирения. Он верил, что очищение церкви от догматизма

возможно без разрыва с католической традицией. Эразм полагал, что

гуманизация общества и изменение в церковных отношениях могут быть

достигнуты при помощи образования под руководством просвещенного правителя.

Эти утопические воззрения приблизили его к воззрениям Томаса Мора.

Из французских гуманистов можно назвать видного мыслителя Пьера де ла

Раме (1515-1572), замечательного реформатора науки, математика и логика,

критика схоластического аристотелизма. Уже в начале своего научного пути он

провозгласил, что все, о чем говорил Аристотель, является искусственным,

ненаучным. Прежде всего он подверг критике методологические и логические

предпосылки его учения. Доказывал необоснованность общих основ логики

Аристотеля. Подчеркивал необходимость создания новой научной методологии и,

в частности, указывал на роль математики. Мышление необходимо освободить от

традиций древности и авторитета Аристотеля, новый метод должен основываться

на принципах "естественной мудрости".

Попытка Раме, касающаяся позитивной формулировки логики, имела слабый

уровень и была малооригинальной. Он соединяет логику с цицероновской

риторикой. Однако его идеи, несмотря на вышесказанное, имели влияние на

дальнейшее развитие логики.

Для всей философии Ренессанса характерно отрицание авторитетов. Однако

при образовании новых философских традиций нередко бывало, что и сторонники

идеалов Ренессанса начинали воспевать свои, новые авторитеты. Радикальный

оптимизм вновь нарождающейся культуры приносил и ряд упрощений,

поверхностных восприятии. Некоторые мыслители Ренессанса обратили внимание

на этот момент и выступили с критикой. Эта критика часто называется

скепсисом. К представителям этого своеобразного "ренессансного скептицизма"

относятся французы Монтень и Шаррон, которые с отвержением старой и новой

"учености" обратились к методу естественного объяснения человека. Поэтому их

гуманизм иногда определяется как "натуралистический".

Великий французский гуманист Ренессанса Мишель де Монтень (1533-1592)

был одним из современников гугенотских войн, приведших многих людей к

отчаянию и безнадежности. Происходил он из купеческой семьи, но был введен в

дворянское сословие. Он получил прекрасное гуманитарное образование, хорошо

знал культуру древности и восторгался ею. Как член городского магистрата,

сам воочию убедился в несправедливостях, которым подвергались невинные

жертвы религиозного фанатизма, был свидетелем фальши и лицемерия, лживости

"доказательств" при судебных процессах. Все это нашло отражение в его

литературном творчестве, в котором он рассуждал о человеке и его

достоинстве. Критические взгляды на жизнь человека, общество и культуру

своего времени, свои чувства и настроения он излагал в форме эссе, заметок,

дневников \ Они были изданы под названием "Эссе". \.

Монтень, как решительный противник схоластики, отвергал

бессодержательную академичность университетской философии, которая

подчинилась авторитетам (Аристотеля, Платона и др.). Он делал упор на

самостоятельность суждений, образцом для которых могло быть свободомыслие

античной философии. Характерной чертой мышления Монтеня является скептицизм,

однако это особый скептицизм, вытекающий из критики жизни, но не в духе

пессимизма, а в духе любви к жизни. При помощи скептицизма он хотел избежать

фанатических страстей. Подобно Декарту, скептицизм был для него лишь методом

достижения истины при опоре на собственный разум, без слепого подчинения

авторитетам. Осознание своего ограниченного, несовершенного познания

является предпосылкой следующей ступени познания, которое Монтень понимает

как процесс. В равной степени он отвергал как самоуспокоенность,

самодовольство и догматизм, так и пессимистический агностицизм.

Этическое учение Монтеня является натуралистическим. Против

схоластической модели "добродетельной" жизни, против ее суетности,

сумрачности он выдвигает гуманистический идеал яркой, любвеобильной,

умеренной добродетели, но при этом достаточно мужественной, непримиримой к

злобе, страху и унижениям. Такая добродетель соответствует природе, исходит

из познания естественных условий жизни человека \ Автор "Эссе"

противопоставлял испорченным нравам народов европейской цивилизации

нравственно чистый мир недавно открытых народов - индейцев, подчеркивал их

тесную связь с природой и ее законами. Монтень очень интересовался культурой

народов Америки, восхищался ею. \. Этика Монтеня является полностью

земной; аскеза, согласно его взглядам, бессмысленна. Он свободен от

предрассудков. Человека нельзя вырвать из естественного порядка, из процесса

возникновения, изменения и гибели.

Монтень отстаивает идею независимости и самостоятельности человеческой

личности. Его индивидуализм направлен против лицемерного конформизма, против

того положения, когда под лозунгом "жить для других" часто скрываются

эгоистические, корыстолюбивые интересы, в которых другой человек выступает

лишь как средство. Он осуждает безразличие, подлость и подобострастие,

которые душат самостоятельное, свободное мышление человека.

К богу он относится скептически: бог непознаваем, поэтому он не имеет

никакого отношения к делам человеческим и поведению людей; он считает бога

неким неличным принципом. Его воззрения на религиозную терпимость были

весьма прогрессивны: ни одна религия не имеет преимуществ перед истиной.

Гуманизм Монтеня также имеет натуралистический характер: человек

является частью природы, в своей жизни он должен руководствоваться тем, чему

его учит природа-мать. Философия должна выступать в роли наставницы, вести к

правильной, естественной, доброй жизни, а не быть совокупностью мертвых

догм, принципов, авторитарных проповедей.

Идеи Монтеня оказали влияние на последующее развитие европейской

философии, в частности на Бэкона, Декарта, Гассенди, французских

просветителей Вольтера, Ламетри.

Последователь Монтеня Пьер Шаррон (1541- 1603) в работе "О мудрости"

систематизировал его взгляды. Он изложил их со схоластической

педантичностью, однако это привело к утрате оригинальной остроты и живости

учения Монтеня. Шаррон стремился также к примирению скептической философии и

христианства.

НАТУРФИЛОСОФИЯ РЕНЕССАНСА И НОВОЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

В середине XVI столетия гуманизм платоновской школы в Италии перешел

свой зенит, его основное время ушло. Во второй половине XVI и в начале XVII

в. на сцену выходит специфическая философская область - философия природы.

Философия природы - типичное выражение философии Ренессанса. Ее родиной была

Италия, наиболее знаменитым представителем - Джордано Бруно.

Приход философии природы был подготовлен всем предшествующим развитием

гуманистической философии и культуры Ренессанса. В этот поворотный период

человек открывает новые горизонты, приходит к убеждению в возможности своего

прочного, творческого и свободного закрепления в этом мире, верит, что он

способен познать естественный характер мира и самого себя в нем. Идея

незаменимой ценности и достоинства человека, идеалы свободы являются

духовным климатом, в котором рождается и новая философия природы,

завершающаяся пантеистическим материализмом Бруно.

Философия природы Ренессанса исходила из античного философского

наследия - платонизма, стоического пантеизма, ионической философии. Она

обращается к неортодоксальным традициям средневекового философского

мышления, аверроистским и неоплатонистским пантеистическим направлениям.

Характерным для философии природы в период Ренессанса является прежде всего

отвращение к схоластике и схоластическому аристотелизму.

НОВОЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

Параллельно с философией природы развивается новое естествознание,

реализующее радикальную переоценку старых традиций и предпосылок. Оно

приносит ряд эпохальных открытий, становится одним из важнейших источников

новой философии. Отбрасываются господствовавшие в средние века философские и

методологические основы науки, и создаются новые. Схоластическое учение о

природе, высший уровень которого был достигнут парижской и оксфордской

школами в XIV в., в сущности никогда не переходило границ теоретических

спекуляций. В противоположность этому ученые Ренессанса на первый план

выдвигают опыт, исследование природы, экспериментальный метод исследований.

Видное место завоевывает математика, принцип математизации науки

соответствует основным прогрессивным тенденциям развития науки, научного и

философского мышления.

Новые тенденции в науке получили отражение в творчестве Леонардо да

Винчи (1452-1519), Николая Коперника (1473-1543), Иоганна Кеплера (1571-