Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
уч-п.экспрс.Лаб.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
23.11.2019
Размер:
2.72 Mб
Скачать

Раздел 2. Методы фиксации и кодирования экспрессивного поведения личности.

2.1. Кодирование экспрессии как проблема визуальной диагностики

Критическое отношение к самому внешнему невербальному образу Я личности, как способу объективизации внутреннего мира личности, как пути познания ее осознаваемых и неосознаваемых компонентов, обусловлены, во-первых, теми трудностями, с которыми столкнулись исследователи в процессе решения задач фиксации и воспроизведения паттернов невербального поведения, во- вторых, противоречивыми сведениями о непосредственности взаимосвязей между невербальным выражением и психологическими, социально-психологическими характеристиками личности, в –третьих, оно обусловлено тем, что многие исследовательские традиции в психологии невербального поведения сложились под сильным влиянием естественнонаучного подхода и лингвоцентрических идей анализа невербальных коммуникаций, невербальных языков общения.

Длительное развитие психологии невербального поведения в рамках этих подходов привело к возникновению ситуации, для которой является характерным все большее противопоставление двух позиций: первую из них можно сформулировать как позицию гиперболизации жесткости связей между невербальным выражением и психологическими характеристиками личности, в рамках которой акцент делается на том, что невербальные экспрессивные средства выражения личности не осознаются ею и раскрывают ее бессознательное. Вторую позицию можно определить как позицию отчуждения «языка тела» от личности и превращения его в «текст», систему знаков, в некий культурный символ. Представители данной позиции чаще употребляют термин «невербальные коммуникации» и в большей степени делают акцент на том, что личность осознанно конструирует свое невербальное выражение.

История рассмотрения этих вопросов свидетельствует о том, что для их решения необходимо определиться, прежде всего, в том является ли невербальное выражение системой знаков (кодом) в традиционной интерпретации этого понятия. Множество противоречивых ответов получено на поставленный вопрос, изучаемый в рамках двух направлений психологии экспрессивного поведения. Первое из них делает акцент на исследовании закономерностей кодирования информации тем, кто пытается ее передать. В данном случае отмечается, что в код входят элементы, присутствие которых субъект кодирования может не осознавать. Представители второго направления обращают внимание на особенности кодирования наблюдателем, экспертом получаемой информации. В этом случае отмечается, что в код включаются элементы, которые не осознаются, как тем, кто создает код, так и тем, кто его декодирует, конструируя «вторичные» коды.

Для решения проблемы невербального, экспрессивного кода представляют интерес сведения о различных направлениях и функциях кодирования экспрессивного поведения, поскольку, с одной стороны, субъект кодирования должен иметь соответствующий экспрессивный репертуар, развитую способность передавать с помощью экспрессивного кода важную для него и других информацию, а, с другой стороны, проявлять способности, базирующиеся на социально - психологической наблюдательности, проницательности, социальном интеллекте.

Результаты работ, выполненных авторитетными во всем мире исследователями повлияли на формирование различных взглядов на процессы кодирования невербальных проявлений личности. Первая точка зрения (Harrison R.) базируется на том, что многие элементы, характеристики невербального поведения не имеют адекватной им системы записей, поэтому невербальное поведение с точки зрения практических задач фиксации остается неуловимым, вероятностным.

Другая позиция, отражающая возможности фиксации и кодирования экспрессивного поведения представлена в отечественной психологии в работах Е.И. Фейгенберг и А.Г. Асмолова (Фейгенберг Е.И., Асмолов А.Г. Культурно - историческая концепция и возможности использования невербальной коммуникации в восстановительном воспитании личности // Вопросы психологии. 1994. N 6. C. 74-79; Фейгенберг Е.И., Асмолов А.Г. Некоторые аспекты исследования невербальной коммуникации: за порогом рациональности// Психол. журн. 1989.N 6. C.58 – 65). Они считают, что «Невербальная коммуникация является преимущественно выражением смысловой сферы личности. Она представляет собой непосредственный канал передачи личностных смыслов». И, исходя из этого тезиса, объясняют «безуспешность многочисленных попыток создания кода словаря, дискретного алфавита языка невербальной коммуникации ...Невозможность воплощения симультанных динамических смысловых систем личности в дискретных равнодушных значениях», - и убеждают, что «поиски дискретных формализованных словарей жестов, телодвижений» обречены на неудачу (Фейгенберг Е.И., Асмолов А.Г. Культурно - историческая концепция и возможности использования невербальной коммуникации в восстановительном воспитании личности // Вопросы психологии. 1994. N 6, С. 76). Теоретический подход к невербальным коммуникациям как непосредственному выражению в поведении человека смысловой сферы, смысловой позиции личности развивается в исследовании В.И. Екинцева и М.А. Соболева (Екинцев В.И., Соболева М.А. Психология понимания человека человеком: взаимодействие и организация знаний.- Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004.-167с.). Они отмечают, что, «если невербальное выражение представляет собой канал передачи смыслов, то единственной возможностью изучения этого канала является изучение жеста и других компонентов невербального выражения, как выражения смысловой сферы личности» (см. указанный источник, С. 11).

Какой вывод можно сделать, исходя из тех теоретических положений, которые отстаивают Фейгенберг Е.И., Асмолов А.Г., Екинцев В.И., Соболева М.А? Действительно, для субъекта невербального выражения, оно является в большей степени симультанным, нерасчлененным, не связанным с какими-то отдельными психическими явлениями, менее осознанным, чем для наблюдателя, который вынужден заниматься (спонтанно или целенаправленно, осознанно или неосознанно) созданием «дискретного алфавита языка невербальной коммуникации», т. е кодированием и фиксацией наблюдаемого экспрессивного поведения

В целом, история психологии невербального поведения, невербальных коммуникаций не позволяет сформулировать однозначный ответ на вопрос о возможностях кодирования и декодирования экспрессивного поведения. Скорее вывод о "безуспешности многочисленных попыток создания кода, словаря, дискретного алфавита языка невербальной коммуникации» имеет отношение к определенным аспектам экспрессивного поведения личности. Да, и сами авторы (Е.И. Фейгенберг и А.Г. Асмолова), ставя вопрос о том, "какое содержание передается через невербальные коммуникации", исходят из тезиса о " связи личности и познотонических движений" ( С.76) . Эту связь отмечает в своих работах Л.И. Анцыферова (Анцыферова Л.А. Проблема психотонической активности и научное наследие Анри Валона // Психол. журн. 1981.N1.С. 154 – 159). Она обращает внимание на тот факт, что активность проявляется в установках всего тела человека, например, в позах внимания, ожидания, тревоги, раздумья и пишет о том, что «В специфике поз, в динамике их смены отчетливо проявляются психодинамические характеристики и личностные свойства человека». Л.И. Анцыферова делает акцент на том, что психотоническая активность человека отчетливо «выражает эмоционально -аффективное отношение личности к событиям» и приводит, в качестве примера, два невербальных паттерна, кода эмоционально - аффективного отношения личности. Первый из них характерен для человека, испытывающего напряжение в социальных ситуациях, а второй невербальный экспрессивный паттерн поведения включает движения человека, относящегося с доверием к социальному миру. Центральным комплексом движений, входящих в первый паттерн, являются: охватывание себя руками, прижатие их к телу, «утаивание» частей тела (убрать руки за спину, прикрыть часть лица, спрятать под стол ноги и т.д.). Специфическими движениями, образующими второй паттерн, являются движения, направленные к партнеру, в частности, «спокойное положение тела, чуть откинутая в сторону рука с полуоткрытой ладонью ...» (С.155). Из приведенной работы следует, что можно описать набор взаимосвязанных движений, то есть паттерн, невербальный экспрессивный код, соответствующий некоторым эмоционально - аффективным отношениям личности. В данный код, безусловно, будут входить описания тех выразительных движений, взаимосвязей между ними, которые осознаны и зафиксированы.

Таким образом, как позиция «безуспешности кодирования», так и позиция «создания невербальных кодов», выражающих определенные свойства и качества личности, ее эмоционально-аффективное отношение к событиям, порождены многогранностью феномена «невербальное выражение личности» и отражают разнообразные возможности кодирования различных компонентов невербального поведения и задачи соответствующей практической деятельности, в том числе визуальной диагностики. Об этом свидетельствуют работы (Меграбян А. Психодиагностика невербального поведения.- СПб.: Речь. 2001.-256с; Панасюк А. Ю. А что у него в подсознании ? М., 1997; Хансен Дж., Стевик Р., Уорнер Р. Невербальная коммуникация в консультировании// Журнал практической психологии и психоанализа. 2000. № 2.; Экман П. Психология лжи. СПб., Питер, 2003. — 272 с.; Ягнюк К.В. Присутствие и невербальная коммуникация //Журнал практической психологии и психоанализа. 2000. №1.), выполненные в области практической психологии и подчеркивающие необходимость «практических знаний» о взаимосвязях между экспрессивным поведением и психологическими особенностями личности.

С точки зрения обсуждаемой проблемы кода и кодирования в процессе визуальной диагностики представляют интерес выводы Каган и его коллег (приводится по Ягнюк К.В. Присутствие и невербальная коммуникация //Журнал практической психологии и психоанализа. 2000. №1.), сделанные на основе анализа видиозаписей интервью с клиентами. Систематизируя наблюдения, они предложили рассматривать невербальное поведение, учитывая причины невербального поведения, длительность функционирования паттерна экспрессивного поведения, степень его осознания в общении. На основе их рассуждений можно сделать вывод о том, что в процессе психотерапевтического интервью осуществляется как кодирование, так и декодирование экспрессивного поведения, фиксируются единицы невербального языка. При этом субъекты кодирования могут находиться на разных уровнях осознания своего экспрессивного поведения, не воспринимать его отдельные элементы. В этом смысле, экспрессивное поведение предстает как «симультанный код» недостаточно осознаваемый субъектом общения. Но, если стать на позицию консультанта, психолога, осуществляющего визуальную диагностику личности, то для него невербальное выражение личности состоит из дискретных единиц, появляющихся в определенной ситуации, свидетельствующих о конкретных переживаниях человека, и является системой кодов.

Не менее важным аспектом проблемы кодирования экспрессии является утверждение о необходимости развития умений не только кодировать, фиксировать экспрессию другого человека, но и умений фиксировать и распознавать собственные невербальные сигналы, коды. Так, К.В. Ягнюк отмечает, что поиск ответов на вопрос: "Что именно вы неосознанно сообщаете пациенту и почему это послание не может быть выражено вами открыто?" позволяет в некоторой степени отстраниться от эмоции, а «значит - и удержаться от её выражения». Он подчеркивает, на примере деятельности психотерапевта, противоречивость связей между стремлением к открытому невербальному выражению своих чувств и необходимостью воздерживаться от неконтролируемого невербального выражения, усиливая тем самым роль осознаваемых компонентов в структуре невербального выражения личности в соответствии с профессиональной деятельностью, определяющей нормы кодирования, степень рефлексии относительно невербальных выражений как партнера так и своих собственных.

Проблеме кодирования - декодирования экспрессивного поведения посвящено достаточно большое количество работ, которые убеждают в том, что конвенциальные, интенциональные, произвольные жесты, телодвижения, позы, выражения лица успешно кодируются, следовательно, они представляют систему кодов и в большей степени выражают осознаваемые личностью состояния, отношения и переживания. Ссылаясь на исследования Г.Е. Крейдлина (Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык.- М.: Новое литературное обозрение, 2002.-592 с.), можно подчеркнуть, что кодирование – это одно из правил невербального выражения внутреннего мира личности, это «невербальная концептуализация» переживаемых чувств и эмоций в рамках определенных правил, характерных для ситуации общения». Г.Е. Крейдлин называет науку, которая обращается к изучению невербальных коммуникаций, невербального поведения и взаимодействия, «невербальной семиотикой» и считает, что «большинство современных фундаментальных трудов в этой области являются «био-психо-социо-лингвистическими»(С.14). В своей оригинальной работе он уделяет огромное внимание нормам, правилам невербального взаимодействия, невербального выражения эмоций, отношений, описывает невербальные коды, приводит их значения.

Необходимо также обратить внимание на то, что невербальное выражение личности ( код) зависит:

  • от возраста, пола;

  • от контекста общения;

  • от социального статуса и положения партнеров в обществе;

  • от отношений партнеров;

  • от ряда способностей, умений, навыков, уровень развития которых обусловлен особенностями социализации.

Невербальное выражение личности ( код) зависит также:

  • от конкретных задач общения, которые приходилось решать человеку;

  • от опыта и степени осознанности результатов процесса кодирования.

Для моделирования экспрессивного поведения (создания кода) необходимо знать:

  • о чувствах партнера;

  • о типе социальной ситуации;

  • насколько значим собеседник в контексте достижения поставленных целей;

  • о нормах выражения.

Кроме перечисленных требований, которые традиционно изучаются в психологии межличностного познания, в последнее время особое внимание обращается на такую переменную, как особенности переживания прошлого опыта общения с тем человеком, которому адресуется экспрессивный код. В связи с этим на первый план в качестве фундаментальной переменной процесса кодирования экспрессии в общении выходит:

  • «история» взаимоотношений одного человека с другим;

  • модальность переживания прошлого опыта общения;

  • степень знакомства друг с другом и т.д.

Таким образом, оказывается, что процесс кодирования невербального выражения личности, ее состояний, отношений, интенций, смысловых позиций включает анализ не только различных переменных ситуации общения, но и степень значимости партнеров друг для друга, рефлексию прошлого опыта общения с ним, осмысление типа ситуации. Иными словами, кодирование невербального выражения предполагает не только соответствие культурным, конвенциальным нормам, но и ряду социально-психологических норм, выработанных в определенных типах ситуаций общения, во взаимодействии с конкретным человеком. Поэтому в структуре невербального выражения (кода) всегда будут находиться элементы, степень осознания которых заметно различается, смысл и значение которых не ясны не только субъекту кодирования, но и интерпретатору.

Эмпирические данные говорят в пользу того факта, что существуют программы, паттерны экспрессивного поведения, что они соответствуют определенным психологическим и социально - психологическим характеристикам человека, ситуации общения, и, в этом плане, могут быть представлены как коды. Вместе с этим, приведенные в этих исследованиях "экспрессивные коды", не отличаются свойствами устойчивости и типичности, что является главными характеристиками кода как вида знака.

Исходя из сказанного, следует обратить внимание в процессе визуальной диагностики не только на формирование умений осознанно, осмысленно изменять структуру кода в соответствии с различными переменными контекста, ситуации общения, но и на те социально-психологические, гендерные особенности участников взаимодействия, которые могут влиять на успешность этого процесса.

Если считать, что все элементы экспрессивного поведения входят в структуру выражения личности (в код) в качестве динамического ядра внешнего облика, то их анализ может быть осуществлен в следующих направлениях:

  • степень дискретности – континуальности;

  • степень произвольности – непроизвольности;

  • степень осознанности - неосознанности

  • степень целенаправленности – нецеленаправленности;

  • степень интенциональности - непреднамеренности;

  • степень определенности - неопределенности;

  • степень абстрактности - конкретности;

  • степень устойчивости - вариабельности;

  • степень однозначности- многозначности.

Соотнесение крайних позиций на каждой из шкал дают две абстрактных модели невербального выражения личности. Между этими двумя моделями располагается все многообразие форм и паттернов невербального выражения (кодов), отличающихся сочетанием вышеперечисленных параметров. Поэтому структура невербального выражения личности может быть описана и проанализирована с точки зрения соотношения в ней экспрессивных движений определенного вида.

Кроме названных параметров невербального выражения личности (кода), участвующих в формировании целостного представления о ее внутреннем мире, являются также важными характеристики, лежащие в основе интегральной оценки невербального выражения личности (кода):

  • интенсивность, динамичность;

  • симметрия – асимметрия;

  • гармония – дисгармония;

  • типичность - индивидуальность.

В целом, в процессе визуальной диагностики необходим дифференцированный подход к экспрессивному поведению как системе кодов. Необходимо учитывать ряд контекстуальных переменных, говорить об устойчивости - изменчивости экспрессивного кода, о жесткости – вариативности его связей с психологическими особенностями личности, о степени осознания образующих его элементов, о мере контроля, исходя из того, какие психологические образования он представляет. Одной из важных попыток совместить в процессах кодирования экспрессивного поведения его природу и особенности психологии социального познания, учесть индивидно - личностный потенциал субъекта кодирования является работа П. Булл (Bull P. Body movement and interpersonal communication. Chichester. 1984), в которой ставится задача определить влияние естественных коммуникативных ситуаций на выполнение экспрессивным поведением его индикативных функций. В рамках данного подхода главными факторами превращения экспрессивного поведения в объект кодирования - интерпретации являются коммуникативная задача, ее значимость для партнеров и, соответственно, коммуникативная установка или доминанта на экспрессивное поведение партнера. Не трудно заметить, что при таком рассмотрении проблемы "кода" внимание исследователей переключается с анализа единиц фиксации и способов их кодирования на определение роли ситуативных, субъективных факторов в актуализации процессов кодирования. Несмотря на этот акцент, уводящий в сторону от традиционного решения проблемы "кода", является важным для практической психологии указание на роль направленности (установки) личности на активное кодирование и интерпретацию невербального поведения.

Кроме этого, исследователи паттернов невербального выражения, экспрессивного поведения личности сталкиваются с трудностями при определении "границ" кода и его соответствия этапам общения. Им не удается выработать простые способы фиксации динамичного экспрессивного поведения, зафиксировать микродвижения без помощи специальных средств наблюдения, технических приемов. Именно они оказывают влияние на подсознание наблюдателя и обуславливают психологическое содержание интерпретации невербального выражения личности, следовательно, результаты визуальной диагностики личности.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.